Войти


Профессор Пономаренко: «70% успеха лечения – правильная реабилитация»

Перелом – одна из самых распространённых травм. Полностью восстановиться после такого повреждения удаётся далеко не каждому пострадавшему. Чем могут помочь в такой ситуации врачи по медицинской реабилитации?

Наш эксперт – генеральный директор Федерального научного центра реабилитации инвалидов им. Г. А. Альбрехта Минтруда России, заслуженный деятель науки РФ, доктор медицинских наук, профессор Геннадий Пономаренко

Восстановить утраченное

Александра Тырлова, «АиФ-Здоровье»: Почему у некоторых людей кости срастаются быстро, а другим требуются длительное лечение и реабилитация?

Геннадий Пономаренко: Скорость восстановления костей после переломов зависит от многих факторов. Во‑первых, от сложности перелома, во‑вторых – от того, насколько правильно была оказана первая помощь пациенту. А далее на скорость выздоровления влияет последующее лечение. Ведь, что греха таить, квалификация травматологов в нашей стране различна, да и объём медицинской помощи, которую получает больной, зависит от региона. В нашем центре мы занимаемся сложными случаями и видим последствия всей этой цепочки неправильных действий.
 
При этом, даже если на первичных этапах всё было сделано правильно, это не гарантирует того, что кости непременно срастутся. Например, бывают случаи, когда не обойтись без дополнительного вмешательства. В отдельных случаях поражения костей и суставов приходится прибегать и к эндопротезированию.

– Насколько успешны такие операции? 

– В России накоплен большой опыт таких успешных операций. Я играю в большой теннис, и в нашем теннисном клубе играют несколько человек, у которых заменены суставы. Все они прекрасно двигаются, и никто не заподозрит, что они играют с искусственными суставами.

Другое дело, что все они относительно молоды и спортивны. У пожилых людей картина может быть иной. Если перелом случился на фоне остеопороза или других заболеваний, даже блестяще проведённая операция не гарантирует полного восстановления качества жизни. 

– А пациентам с большим количеством диагнозов операция по замене сустава не противопоказана?

– Зачастую операция – единственная возможность восстановления подвижности таких пациентов. Например, у пожилого человека перелом шейки бедра. Без операции он умрёт от пневмонии, вызванной длительной неподвижностью, или у него разовьётся сепсис. 

– Получается, без операции больной умрёт, но хирургическое вмешательство – совсем не гарантия выздоровления?

– Вот как раз здесь на помощь и приходят реабилитационные мероприятия. Они позволяют предотвратить осложнения, связанные с повреждением или операцией, восстановить нормальное питание тканей, добиться уменьшения болевых ощущений. После этого необходимо восстановить длину и опоро­способность конечности, улучшить мышечный тонус, вернуть утраченные навыки или их компенсировать. Наконец, нужно повысить общий тонус пациента, который в силу иммобилизации всегда снижен.

– И как всего этого достичь?

– При помощи правильно подобранных комплексов физических упражнений, обладающих высоким уровнем эффективности. Конкретный комплекс зависит от стадии реабилитации. На первом этапе упражнения повышают тонус мышц, на втором увеличивают активную подвижность суставов, на третьем-четвёртом увеличивают резервы адаптации и полностью восстанавливают амплитуду движений. Кроме упражнений в арсенале врачей по медицинской реабилитации есть различные методы механотерапии, импульсной электротерапии и криотерапии, лазеротерапии и магнитотерапии, различные техники массажа. Все эти виды лечения весьма эффективны. 

Не спешить и не медлить

– В какой момент нужно приступать к реабилитационным мероприятиям?

– Как правило, оптимальный вариант: начинать на третьи – пятые сутки после операции. Сначала упражнения выполняют в положении лёжа, потом сидя. Через какое-то время уже можно давать нагрузку на оперированную конечность.

– То есть реабилитация начинается ещё в больнице? Но ведь не в каждом медицинском учреждении есть врачи по медицинской реабилитации.

– Увы, это так. Более того, хирургическая койка в больнице стоит очень дорого, и понятно желание хирурга поскорее перевести куда-то пациента. А перевести часто некуда. Например, на Западе пациент хирургического отделения через 3–4 дня переводится в реабилитационное отделение, где им занимаются уже не хирурги, а врачи мультидисциплинарной бригады под руководством врача физической реабилитационной медицины. У нас такие компетенции врачей только начинают формироваться – год назад был утверждён соответствующий профессиональный стандарт, и только сейчас внедряются необходимые программы подготовки таких специалистов. Это значит, что такие врачи появятся на нашем медицинском поле только через 3–4 года.

– А кто же занимается реабилитацией больных после травм сегодня?

– Сейчас таких пациентов ведёт хирург, к нему присоединяются специалист по лечебной физкультуре, физиотерапевт, медсёстры этих специальностей. То есть формируется та же мультидисциплинарная бригада, но она носит стихийный характер. Главное – это отвлекает хирурга от его основной работы. Вместо того чтобы делать операции, он занимается восстановлением больных. В результате очереди на эндопротезирование суставов растягиваются на месяцы. А это только усложняет лечение и последующее восстановление.

Никакой самодеятельности!

– Может ли сам больной сделать что-нибудь для скорейшего восстановления травмированной конечности?

– В первую очередь нужно, чтобы он выполнял все назначения врачей и не допускал самолечения. Очень важно задать правильный темп повышению нагрузки на травмированную конечность. Если передозировать нагрузку, у пациента может произойти неправильное сращивание костных отломков или сформироваться ложный сустав. Поэтому первое время больной должен находиться под пристальным наблюдением специалиста. И лишь после того как функция повреждённой конечности восстановится на 40–50% от прежней, пациент может заниматься самостоятельно. Пациенту выдаётся программа упражнений, которую он будет выполнять сам и раз в неделю приходить на контрольный осмотр. В одной из норвежских клиник я наблюдал, как больному был выдан личный дневник в стиле комиксов, где на картинках было представлено, какие упражнения он будет делать в течение полугода, начиная с первого дня после операции.

– А у нас такие брошюрки не выпускают?

– К сожалению, нет. Я говорил об этом со своими коллегами, в основном мне отвечают, что это очень формальный подход и мы должны лечить каждого пациента с учётом его состояния. Но ведь никто не говорит, что врачи не должны следить за больным. Просто человеку нужна наглядная информация о том, что он должен делать. Ведь качественная реабилитация невозможна без активного участия пациента. Уверен, что курс на повышение продолжительности жизни наших граждан обязательно приведёт к реализации обучающих реабилитационных программ у пациентов.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.