Войти


Надо ли наказывать за дискриминацию инвалидов более сурово? Решает Правительство России по поручению Премьер-министра Дмитрия Медведева

Идея ужесточить административное наказание за дискриминацию инвалидов, да еще и ввести уголовную ответственность появилась после встречи Премьера с представителями общероссийских общественных организаций инвалидов, которая состоялась в конце ноября.

Сейчас в России около 12 миллионов людей с ограниченными возможностями здоровья. Однако судебной практики по делам об их дискриминации крайне мало: всего несколько десятков дел за последние два года по всем статьям, как отмечает действительный член Адвокатской палаты Московской области Антон Коврижных. Значит ли это, что инвалиды в России почти не подвергаются дискриминации? Хотелось бы думать так, но, похоже, истинная причина совсем в другом.

«Люди просто не знают свои права, а в случае их ущемления в суд обращаться не будут – тяжбы и здоровым не всем под силу», – говорит Юрий Панов. Он инвалид второй группы с рождения, но жалеть себя ему некогда. Мужчина активно участвует в добровольческих инициативах, а еще иконы вышивает, в паломничество ездит и на огороде все лето трудится. К сожалению, что такое дискриминация инвалидов Юрий знает не понаслышке. И сразу начинает говорить о проблемах трудоустройства: «Я несколько профессий освоил. Но последний раз на предприятии трудился в 2014 году. С тех пор уже пять лет не могу найти работу. Только добровольчеством занимаюсь, да рукоделием. А дохода постоянного нет. Вакансий много: требуется-требуется… А что толку? Каждый раз «вы нам не подходите». Ну «не вкусно» им смотреть на инвалида, это сразу же заметно. А ведь и мы могли бы пригодиться! Вот и друг у меня – готов трудиться! Но у него дефект речи. И из-за этого не берут никуда. А колясочники? Давно замечено, что соображают они получше многих. Неужели работодателям больше нравится, когда здоров, а в голове пусто?»

Найти управу на предвзятых работодателей можно. Адвокат Антон Коврижных пояснил, какая ответственность предусмотрена законодательством сейчас: «В соответствии с Кодексом об административных правонарушениях, неисполнение работодателем обязанности по созданию или выделению рабочих мест для трудоустройства инвалидов в соответствии с установленной квотой, а также отказ работодателя в приеме на работу инвалида в пределах установленной квоты влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей».

Для привлечения работодателя к ответственности нужно обратиться в государственную инспекцию труда с требованием провести проверку. Но Юрий Панов этого никогда не делал. Ему, как и множеству других инвалидов, просто не хватало решимости доказывать свои права в административном порядке. Так спасет ли положение ужесточение закона, которым и так почти никто не пользуется?

Елена Александрова, проработавшая много лет социальным работником, уверена: начинать надо с другого конца. Ведь дискриминация инвалидов – следствие отношения к ним окружающих. Сама она в этой системе координат всю жизнь. Медик, соцработник... А с недавних пор и собственное здоровье женщину подвело. По мнению Елены, у нас общество очень брезгливо относится к людям с патологией, особенно к тем, у кого нарушен интеллект. И часто от этого страдают даже те, у кого, на самом деле, разум в порядке. «Вот ребенок с ДЦП, – приводит пример Александрова. – Да, ходит с поддержкой, нарушена мимика. Но по интеллекту зачастую заткнет за пояс и взрослого. Люди со стороны, которые никогда близко не сталкивались с инвалидами, просто не осознают обычно их проблем, не могут посмотреть на мир их глазами. Не знают, где помочь, а где промолчать, что он чувствует, о чем думает, что умеет… Имеет место общая неосведомленность. Так что нужно доносить информацию, расширять границы сознания. Хорошие социальные ролики показывать, например. Это такая тонкая вещь, которая только лишь законодательно не может быть урегулирована. Запреты часто провоцируют негатив. Возникает какая-то даже агрессия: вы должны вообще не отсвечивать, а еще и права качаете! Так что, чтобы поменять отношение к инвалидам, надо поменять многое в головах».

С проблемой дискриминации, так или иначе, сталкивались в жизни большинство инвалидов. И если до сих пор в России люди с ограниченными возможностями здоровья не обращаются активно за помощью в восстановлении нарушенных прав к государству, то причина этого – неверие в реальную силу его законов.

Елена Александровна по собственному опыту знает, как трудно, к примеру, получить льготы и пособия: «Человек должен быть – конь! Чтобы узнать, что вообще ему полагается. Я инвалид третьей группы. Не жалуюсь, прямоходящая. И то пока все эти документы соберешь! Даже когда мне в социальной службе дали перечень документов, я все принесла, а меня потом еще три раза мотали за дополнительными. На одни ксерокопии ушло рублей 300! Социальные учреждения, как нарочно, в таких труднодоступных местах, ничего не приспособлено».

Так стоит ли прописывать все более жесткие меры наказания на бумаге? Не лучше ли сначала вдохнуть в жизнь в уже существующие нормы закона? Правительство, по поручению Дмитрия Медведева, обещает разобраться в этом вопросе к 13 мая 2019 года.

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.