Войти


Инклюзивное образование не должно быть эксклюзивным

Инклюзивное образованиеУполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович: Инклюзивное образование не должно быть эксклюзивным

В современном обществе мы все чаще слышим термин «инклюзивное образование». Но какой смысл и трудности скрыты в этом понятии знают, к сожалению, немногие. Разобраться в проблемах данного образовательного явления и проследить динамику его развития в Москве собрались в пресс-центре РИА «Новости» ведущие специалисты и представители сферы образования. В пресс-конференции «Инклюзивное образование в Москве. Итоги 2009-2010 г.», проводимой при поддержке региональной общественной организации инвалидов «Перспектива», приняли участие: уполномоченный по правам ребенка в г.Москве, заслуженный учитель России Евгений Бунимович; доктор педагогических наук, профессор, ректор Московского государственного психолого-педагогического университета Виталий Рубцов; представитель ЮНИСЕФ в РФ Бертран Бейнвель; ученик с инвалидностью инклюзивной школы № 1161 Кирилл Дроздков и другие.

Инклюзивное (включенное) образование - это процесс обучения детей с особыми потребностями в общеобразовательных школах. О детях с ограниченными возможностями здоровья мы часто говорим «особые дети», «дети с особенностями», а иногда и применяем по отношению к таким ребятам определение «специальный». Но все дети равны и имеют одинаковые права на развитие и получение полноценного образования. Об этом и многом другом в пресс-центре РИА «Новости» рассказал Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович:

Я защищаю права всех детей, и, конечно, меньше всего хотелось бы говорить по отношению к некоторым из них «специальный». Как учитель могу вам сказать, что каждый ребенок специальный по-своему. Цель, к которой всем нам надо стремиться, это равноправие всех детей. Сегодня мы говорим об одной очень непростой для системы образования и детей с особыми возможностями и потребностями проблеме – инклюзивном образовании.

 

Некоторые этапы внедрения инклюзивного образования были успешно пройдены в Москве. Что касается материального аспекта, то в Москве были созданы некоторые базовые элементы инклюзивного образования. Именно в нашем городе зародились первые общественные предпосылки такого обучения в России. Не могу сказать, что сегодня идея инклюзивного образования везде встречает понимание, но в 21 веке она является одной из наиболее актуальных. Даже противники инклюзивного образования понимают, что это некая реальность, которая будет продолжать развиваться несмотря ни на что. Люди понимают, что даже если они против инклюзивного образования, то об этом уже не очень прилично говорить. Это тоже очень важный психологический момент в обществе.

 

В инклюзивном образовании можно выделить два процесса, и хотелось бы, чтобы они в определенный момент встретились. Первый процесс – сверху – создание соответствующих условий для такого образования. И второй – это процесс, идущий от конкретного ребенка. Что касается процессов сверху, то я считаю, что здесь есть значительный прогресс. Например, ключевой момент 2010 года – принятие в Москве Закона об образовании детей с особыми возможностями. Об уникальности этого документа можно судить уже по его названию. К сожалению, таких законов нет в других регионах России и отсутствует соответствующий Федеральный закон. Это не значит, что эти законы кто-то забыл написать, просто их у нас не принимают. А не принимают по той причине, что условий для инклюзивного образования в России, видимо, пока нет.

В Москве долго работали над этим законом, и наконец-то он принят. Не могу сказать, что все в этом документе мне нравится, но принципиальные его позиции очень важны. Самая принципиальная позиция заключается в том, что инклюзивное образование впервые вводится не в качестве эксперимента или исследования, а в виде законодательного документа. В законе прописано, что такое инклюзивное образование, и то, что оно в городе есть и будет. Это ключевой момент, с принятием которого, мне, как уполномоченному по правам ребенка, проще разговаривать с чиновниками. Коль есть закон, надо его выполнять.

В Законе об образовании детей с особыми возможностями есть глава не только об инклюзивном образовании, но и много других важных вещей. Среди них: положение о ранней помощи детям, об обязанностях города не только по обучению детей, но и по доставке их в школы. Это означает, что не только школьная среда должна быть приспособлена к потребностям детей с особыми возможностями, но и квартира, где живет ребенок, и улицы его города. И я, как уполномоченный, буду отслеживать выполнение этого закона, понимая, какие трудности стоят за его реализацией.

Сейчас в Москве уже 160 учреждений: детских садов и школ, которые могут осуществлять инклюзивное образование. В городе создано 13 ресурсных центров, где готовят учителей и специальных педагогов для детей с ограниченными возможностями здоровья. В документе Правительства Москвы о подготовке к 1 сентября в этом году появилось новое положение о «подготовке учителей к инклюзивному образованию». То есть законодательная обязательность приводит к тому, что и в других документах появляются строки о необходимости инклюзивного образования.

К вопросу о финансировании инклюзивного образования в школе: оно обходится в 2-3 раза дороже, чем обучение «обычного» ребенка без проблем в области здоровья. В детских садах и школах, работающих по программе инклюзивного образования, должны быть введены дополнительные ставки: психологов, социальных педагогов и тех, кто будет сопровождать каждого ребенка. Но недавно принятый закон о госзаказе ставит финансирование инклюзивного образования под очень большой вопрос. Кто будет финансировать эту нестандартную часть образования? – вопрос очень серьезный и актуальный. Поскольку Москва сама финансирует городское образование, я уверен, она сможет позволить себе продолжить развивать эту сферу за счет собственных средств.

Одним из основных вопросов, требующих ответа, Уполномоченным по правам московских детей считает: «Готово ли наше общество к инклюзивному образованию?»

«Проблемы со здоровьем у нас имеют не только дети, но в большей степени пожилые люди. И если вы сейчас воспитаете у своего ребенка отношение, что ему не нужно видеть все эти чужие проблемы, то через какое-то время он не захочет знать в первую очередь вас. Ведь все мы рано или поздно окажемся в положении, когда нам понадобится чья-то помощь. Мы должны понимать, что это не отдельная проблема отдельных людей, а это наша общая проблема. Мы все, так или иначе, на ней завязаны, поскольку все мы равны. И проблема инклюзивного образования – это не только вопрос обучения детей с трудностями здоровья, но и проблема обучения в соответствующем духе остальных детей», - считает Евгений Бунимович.

Многие задают мне вопрос, а не снизит ли такое совместное обучение детей общий уровень образования. В связи с этим у меня есть отличный пример системы образования в Финляндии. В этой стране прекрасно развита система инклюзивного образования, и последние 10-15 лет Финляндия показывает отличные результаты в срезах знаний в самых разных областях. Это доказывает, что широкое распространение инклюзивного образования никак не повлияло на уровень образованности страны. А в России, где инклюзивное образование только вводится, результаты гораздо хуже. Особенность нашей страны такова, что в России гораздо сложнее вводить что-то новое «снизу». И что касается инклюзивного образования, то здесь нет другого пути, как идти от конкретного ребенка, его потребностей и интересов.

Еще один важный вопрос инклюзивного образования – что человеку делать дальше, после его получения? Например, московский технологический колледж №21 начал обучать детей, которые раньше считались не обучаемыми. И делают это в колледже очень неплохо. Но с окончанием учебы в этом учреждении заканчивается и сфера ответственности системы образования. Инклюзивное образование не должно быть эксклюзивным. Образовательные учреждения должны помогать своим выпускникам и в дальнейшем трудоустройстве.

ВУЗов, которые сопровождают своих учащихся и после окончания учебы, в Москве единицы. Одним из таких учреждений является Московский государственный психолого-педагогический университет. О том, как проходит в ВУЗе процесс социализации учащихся с ограниченными возможностями здоровья, рассказал ректор МГППУ, профессор Виталий Рубцов:

Наш университет образован в Москве в 1996 году и с самого своего открытия занимается проблемой интеграции людей с ограниченными возможностями здоровья в системе образования и их социализацией. Самое главное, что нужно понять при изучении данной проблемы, что же такое включение ребенка с особыми возможностями, способностями и трудностями в систему жизни и образования. Сразу хочу отметить, что это серьезная научная проблема. Из нашего ВУЗа выпустились 33 , а на данный момент обучается 40 незрячих и слабовидящих детей.

Опыт исследования развития и обучения незрячих и слепоглухонемых детей показывает, что это люди с уникальными возможностями и способностями. Опираясь на этот научный опыт, сейчас мы можем сказать, что интеграция – это очень сложный процесс, когда люди с разными возможностями находятся на одной образовательной территории. И учет этих возможностей между собой и теми, уто учит таких детей, составляет крупнейшую научную проблему под названием «Я – другой!» В связи с этим, возникает другой вопрос – как в этих условиях передавать опыт человеку, который имеет особенности в развитии.

Вторая проблема инклюзивного образования – это методическое и научно-методическое обеспечение образовательного процесса. Например, если человек имеет проблемы со зрением, то ясно, что простые и общие методики ему не передашь. В таких случаях необходимо специальное методическое обеспечение, и оно накоплено в нашем университете (при обучении математике и психологии).

Третья проблема – это информационное обеспечение. Лишь при особой информационной системе можно говорить о правильном, эффективном и комфортном обучении этих детей.

И, наконец, самая главная проблема –это кадровое обеспечение. Это проблема отсутствия тех, кто может учить детей с особыми возможностями. И у нас очень мало людей, способных работать с этими категориями учащихся.

В нашем университете ребята получают образование, и следующая проблема, с которой мы сталкиваемся,- куда наши выпускники пойдут работать? Мы работаем со школами, где учатся дети с особыми возможностями. И, начиная со 2 курса университета, мы начинаем искать возможные места их трудоустройства. У нас нет проблем с распределением. И три года после окончания обучения в ВУЗе мы сопровождаем своих выпускников. Эти люди своим примером показывают причастность к социальной практике и ее эффективному развитию.

В МГППУ создан отдел трудоустройства людей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья. Проблема трудоустройства решается легко только тогда, когда мы знаем особенности этих детей. Например, слабовидящие дети обладают высокой скоростью переработки информации и отличной памятью. На одном из наших факультетов мы готовим таких детей в качестве специалистов в области переговоров на телефонах доверия. И, поверьте мне, все они становятся высококвалифицированными специалистами.

Москва в плане решения всех вышеперечисленных проблем – уникальный город. В ней есть даже ВУЗ, значительно специализирующийся на работе с такими детьми. В МГППУ созданы центры интегративного и инклюзивного образования, которые занимаются мониторингом того, что делается в самой системе образования. Мы располагаем информацией, как в нашем городе, имея специальные методические и информационные средства, а также материально-технические ресурсы, дети с особенностями получают возможность учиться в комфортной образовательной среде. Постепенно улучшается и материальная составляющая, в том числе пополняется кадровая база. На базе нашего ВУЗа не так давно мы обучили более 100 человек – специалистов по работе с категорией «сложных детей».

Самое главное в вопросе инклюзивного образования это понимать, что данную проблему не решишь здесь и сейчас. Это нужно делать медленно, это эволюционный процесс. Нужно двигаться по направлению накопления различных информационных и методических ресурсов. И для каждого человека, который имеет особенности здоровья, нужно разрабатывать индивидуальную программу обучения. В новом стандарте начального и среднего образования учитываются возможности построения индивидуального обучения, что дает огромные возможности для развития детей с ограниченными возможностями. И в высшем образовании появилось направление обучения «Психология и педагогика инклюзивного образования». Например, с начала этого учебного года в нашем ВУЗе стартует магистерская программа, где мы будем преподавать основы обучения особенных детей.

Существует очень тонкая грань между образованием и реабилитацией, процессами очень тесно внутренне связанными. Если мы берем на обучение детей с ограниченными возможностями, то должны понимать, что они требуют особого внимания в процессе образования. Поддержка и сопровождение этих детей всегда должны находиться в центре внимания педагогов. Все это требует серьезной законодательной базы. Москва в этом направлении очень продвинулась: в городе создаются школы, детские сады, центры образования, принимающие на обучение детей с ограниченными возможностями здоровья.

В наше время к инклюзивному образованию относятся с большим пониманием, но более 10 лет назад дети с ограниченными возможностями не могли учиться в общеобразовательных школах вместе с остальными детьми. С такими неудобствами социального устройства нашей страны пришлось столкнуться в ученические годы Юлии Симоновой, ныне менеджеру по развитию региональной общественной организации инвалидов «Перспектива»:

Передвигаться на инвалидной коляске я начала после 10 класса. До этого я обучалась на дому и поэтому по большей части была лишена возможности общения со сверстниками. В связи с этим, процесс обучения не был для меня столь ярким и радостным, как хотелось бы. Затем я выиграла конкурс по обмену и поехала учиться в США. И в Штатах на своем личном опыте я испытала другую сторону получения образования. Там я училась в обычной общеобразовательной школе, до школы добиралась на автобусе, который был оснащен подъемником. В самой школе были созданы все необходимые условия для моего комфортного обучения. Очень скоро у меня появилось много знакомых, друзей. И год, который я провела в США, пролетел очень быстро и незаметно, поскольку я все время была чем-то занята, увлечена, ходила в разные кружки, проводила время с друзьями.

Уже много лет я работаю в РООИ «Перспектива», которая успешно занимается улучшением качества жизни детей с инвалидностью и молодых инвалидов. Одно из основных направлений деятельности нашей организации – развитие инклюзивного образования. В этом направлении мы тесно сотрудничаем со школами, детскими садами, центрами и управлениями образования. Мы оказываем информационную поддержку педагогам инклюзивного образования, приглашаем специалистов из разных городов и стран поделится своим опытом. Например, в этом году к нам приезжали эксперты инклюзивного образования из Великобритании и Новой Зеландии.

В «Перспективе» мы проводим очень большую работу с детьми в школах по пониманию инвалидности, так называемые «Уроки доброты». Эти уроки способствуют формированию у школьников адекватного отношения к детям с инвалидностью. Мы организуем для детей с инвалидностью и без праздники, проекты, чтобы помочь им объединиться, познакомиться и в дальнейшем подружиться.

Уже несколько лет в 26 регионах России «Перспектива» проводит информационную кампанию под лозунгом «Дети должны учиться вместе!». В Москве и других городах висят баннеры, плакаты с этим лозунгом, детям показывают ролики социальной рекламы. Все это мы делаем для того, чтобы привлечь внимание общественности к столь важному вопросу, как развитие инклюзивного образования.

На пресс-конференции в РИА «Новости» Юлия Симонова презентовала новую брошюру РООИ «Перспектива» - «Инклюзивное образование: учиться вместе - реально!» В этой брошюре описывается как российский, так и международный опыт инклюзивного образования. В издании рассказывается об эффективных педагогических технологиях, о том, как вовлечь в работу родителей, помочь детям подружиться и создать в классе благоприятную атмосферу.

В дополнение к брошюре при поддержке Центрального окружного управления образования был снят фильм «Быть вместе, опыт развития инклюзивного образования». Этот фильм можно назвать наглядным пособием для родителей, педагогов и специалистов, работающих в области развития инклюзивного образования. В съемках приняли участие 4 московские инклюзивные школы, детский сад и центр психолого-педагогической реабилитации и коррекции «Тверской». В фильме четко отражены моменты включения детей с инвалидностью в обычные классы, рассказывается об индивидуальных планах обучения.

«Мне кажется, что быть вместе это только начало, - считает режиссер и продюсер фильма «Быть вместе, опыт развития инклюзивного образования» Владимир Герчиков. - И в дальнейшем должен появиться девиз «Понимать друг друга!» Частично это осуществимо в нашем сегодняшнем обществе. Мы понимаем, что инклюзивное образование это не массовое явление, наблюдается оно не во всех школах. В целом в обычных школах детей с особенностями очень мало. Педагог-ремесленник не может существовать в таких классах, поскольку в них необходим подход к каждому ребенку и постоянно приходится решать нестандартные задачи. По-моему, это очень интересная и творческая деятельность, но вместе с тем, тяжелая. Инклюзивное образование - это некая сверхзадача для педагогов.

Брошюру и фильм представители РООИ «Перспективы» намерены распространять в школах, детских садах, центрах образования и других учреждениях, а также раздавать всем желающим. «В наших силах изменить ситуацию, и сделать это мы можем, только объединившись», - сказала Юлия Симонова.

В числе столичных школ, работающих по программе инклюзивного образования, и школа №1961 ЮЗАО Москвы. Можно сказать, что в этой школе работают настоящие энтузиасты, учителя, для которых все дети равны и любимы.

«Много лет назад мы начали внедрение инклюзивного образования на свой страх и риск без всякой методической помощи, просто повинуясь чувству долга и человеческому состраданию», - рассказал на пресс-конференции в РИА «Новости» директор школы №1961 Александр Николаевич Киося. Успех инклюзивного образования, по мнению педагога-энтузиаста, зависит в первую очередь, от постепенности его внедрения, а также личного выбора каждого человека.

Был приглашен на пресс-конференцию и учащийся одной из московских школ, частично работающей по программе инклюзивного образования - Кирилл Дроздков. В этом году мальчик закончил 5 класс на «отлично», и никаких особых трудностей в школьном обучении он не испытывает:

Я – ученик обычной общеобразовательной школы №1161. Учусь в ней с первого класса вместе с обычными здоровыми детьми. Сначала мои одноклассники спрашивали меня «Что с тобой?» и немного побаивались. Но со временем они привыкли, перестали обращать на это внимание, и я стал для них таким же обыкновенным учеником.

Мне очень нравится учиться в школе. Но школа это не только возможность получить знания, это еще и возможность общаться. Особенных проблем у меня в школе нет. Раньше была только одна проблема – в школе нет лифта. Но сейчас мне установили подъемник, и я могу спокойно учиться дальше. Я хочу сказать, что не надо бояться различий между нами и обыкновенными учениками».

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.

Цикл документальных фильмов «Восхождение»

«
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
»