Мы поговорили с Алексеем об идее создания школы, важности оказания помощи и главных сложностях в организации волонтерских проектов.

— Обычно мы, художники, жертвуем по-другому. Например, рисуем картины для аукционов — это типичная просьба, с которой обращаются к нам. Я же считаю, что помогать можно, наполняя глубиной и смыслом ту работу, которую ты уже делаешь. Наверное, именно поэтому я работаю в московской соцзащите. Для меня важно, чтобы мой труд был адресован особым людям, — рассказывает Алексей Иорш. — Многие художники ищут как бы продать свои работы, но зарабатывать можно и на хороших смысловых историях. Например, преподавая.

— Вы преподаете?

— Да, в школе комиксов при Дворце пионеров, а еще в школе дизайна «Вышки». Сейчас у меня проект — я учу детей с аутизмом рисовать комиксы.

— Есть разница между преподаванием за деньги будущим художникам и преподаванием бесплатно особым детям?

— Вы не представляете какие творческие ребята с РАС! И как им помогает творчество! У меня был один парень в группе. Сначала он очень нервничал, злился, проявлял агрессию. Потом его увлек творческий процесс, он успокоился, и оказалось, что он очень интересный художник. Я даже думаю предложить в Департаменте сделать выставку их работ.

— Что за НКО, где вы волонтерите?

— Фонд «Жизненный путь». Раньше я помогал и в других НКО.

— Как вы выбираете, кому помогать?

— Нет, я художник со всеми из этого вытекающими. Я не могу что-то планировать или организовывать. Чаще всего мне просто пишут с предложениями, а я уже смотрю, насколько я свободен в этом месяце, сколько часов могу уделить.

— А как родилась идея создать онлайн-школу комиксов для ребят с РАС?

— Сейчас карантин, а я в группе риска. Все вокруг что-то делали: одни ходили к бабушкам, другие сдавали кровь, мои коллеги из Департамента «в полях» практически безвылазно. Я тоже хотел быть полезным. Вот и решился на онлайн-школу.

— Как вы считаете, что важнее: помогать или принимать помощь?

— Хороший вопрос. И то, и другое. Но как бы парадоксально это ни звучало, лучше тому, кто помощь оказывает. Никогда приложенные усилия не будут больше того, что человек получает в ответ: благодарность, чувство самоуважения, одобрение окружающих.

— Волонтеры помогают бесплатно. Как вы считаете, это как-то сказывается на качестве оказываемых услуг?

— Думаю, главная сложность в том, что волонтерские проекты — это история с заранее оговоренными сроками: неделя, две, месяц, три месяца. Если мы говорим про детей, то к ним нужен системный подход. Им требуются постоянное наставничество, а это на самом деле очень сложная вещь. И не важно, чему учить — комиксам или самбо. Главное, помочь подростку стать самостоятельной личностью.

— Как бы вы замотивировали своих близких заниматься волонтерством? Например, детей.

— Лучше всего подавать пример. До детей плохо доходят слова, если они не подкрепляются личным примером. Особенно нынешнее поколение — они визуалы. Детям нужны поступки. Например, взять и семьей поехать убрать мусор в лесу. Я стараюсь находить время на помощь НКО. Сын это видит, и ему начинает казаться это нормальным. Он уже сам волонтерил — играл на гитаре на благотворительных концертах.

Если вы тоже хотите стать интеллектуальным волонтером, вы можете в два «клика» заполнить анкету на сайте ProCharity и начать помогать, не выходя из дома.

 

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы